]]> 中文  ru  en  ]]>
include_banner.jpg

Новости & Публикации


17.11.2015 Подробнее
03.11.2011

Негарантированная труба


Россия готова поставлять газ в Южную Корею, но газопровод через КНДР под вопросом

Визит в Россию президента Республики Корея Ли Мён Бака не стал прорывом в решении проблемы поставок российского трубопроводного газа. Стороны пока не могут договориться о том, кто будет отвечать в случае, если возникнут проблемы с КНДР, по территории которой должна пройти трасса газопровода.

Негарантированая труба.jpg«Нам предстоит решать многие задачи не только в плане политики и экономики, но и в плане развития сотрудничества между Восточной Сибирью и Дальним Востоком с корейскими регионами. Я считаю, что у нас есть взаимодополняющая экономическая структура. Развитие Сибири и Дальнего Востока имеет большое значение для России, и Корея может активно участвовать в этом процессе», — заявил президент республики Ли Мён Бак на закрытии II форума «Диалог Россия — Республика Корея», который проходил в Санкт-Петербурге.

Конкретным воплощением такого сотрудничества должно стать строительство газопровода, по которому российский газ через территорию КНДР будет поставляться в Южную Корею. «Вопросы сотрудничества в газовой сфере на переговорах обсуждались, — сказал глава "Газпрома" Алексей Миллер. — Можно ожидать, что поставки российского трубопроводного газа в Республику Корея начнутся в 2017 году».

Напомним, что «Газпром» и компания Kogas уже согласовали и подписали «дорожную карту», по которой будет реализовываться проект газопровода. В августе Россию посетил лидер КНДР Ким Чен Ир, после визита которого президентДмитрий Медведев заявил, что достигнута договоренность о проекте строительства трубопровода для транспортировки газа в Республику Корея. Его протяженность может составить 1,1 тыс. км, 700 из которых — территория КНДР, а мощность — около 10 млрд кубометров в год.

Однако, по данным российских СМИ, Южная Корея требует от «Газпрома» дополнительных гарантий его безопасного транзита через КНДР. Как говорят источники газеты «Коммерсантъ», в «Газпроме» понимают, что вопрос с газопроводом еще не вошел в коммерческую плоскость, потому что нет твердых политических гарантий транзита газа. На них настаивает южнокорейская сторона, но как их можно обеспечить, пока не совсем понятно. Российская сторона, например, даже предлагала Южной Корее покупать свой газ уже на границе с КНДР, пытаясь тем самым снять с себя любую ответственность за транзитные риски, но этот вариант так и не был утвержден.

«Наиболее очевидной преградой поставкам газа по газопроводу в Южную Корею, несомненно, является напряженная политическая ситуация между КНДР и РК, — считает содиректор аналитического отдела "Инвесткафе" Григорий Бирг. — Учитывая, что в последнее время мы видели некоторое обострение ситуации на Корейском полуострове, и то, что Южная Корея почти полностью удовлетворяет спрос на энергоносители за счет импорта, сложно будет уговорить Южную Корею довериться КНДР в вопросе энергетической безопасности».

В сложившейся ситуации, считает аналитик, более вероятным видится сотрудничество с Россией в строительстве завода СПГ во Владивостоке и поставки в Южную Корею морским путем. «Южная Корея — один из крупнейших в мире потребителей СПГ (около 30 млн тонн в 2010 году), уступающий лишь Японии, — напоминает он. — При этом корейская Kogaz является крупнейшей в мире компанией — покупателем СПГ. Потребление природного газа в Южной Корее в 2010 году составило 43 млрд кубометров, из которых менее 10% было российских. Строительство трубы было бы выгодно Южной Корее, которая сократила бы расходы на импортируемый газ и заполучила долгосрочного партнера в лице "Газпрома". Строительство трубы было бы выгодно и "Газпрому", который смог бы увеличить долю рынка в стране. Если предположить, что российскому концерну удастся довести долю рынка в 30%, то по объемам закупок (обсуждаемые 12–13 млрд кубометров) Южная Корея была бы равнозначна Италии, которая была второй по объемам закупок в Европе в 2010 году».

По мнению аналитика «Allianz РОСНО Управление активами» Ариэла Черного, статус крупнейшего производителя и экспортера газа имеет не только преимущества, но и недостатки — приходится активно участвовать в проектах, политически значимых для руководства страны, но весьма сомнительных с точки зрения экономической эффективности и реализуемости. «Руководство КНДР вряд ли в обозримом будущем пойдет на такие уступки, которые можно будет считать твердыми гарантиями (что может быть такой гарантией — отказ от части собственной территории, по которой пойдет газопровод?), — считает аналитик. — А "Газпром" в обозримом будущем не примет на себя риски отвечать за возможные непредвиденные действия властей КНДР. Разве что российское правительство, в свою очередь, предоставит концерну какие-то гарантии и уже своими методами будет добиваться от КНДР соблюдения условий договора».

Дмитрий Трофимов, руководитель департамента оценки и инвестиционного проектирования АКГ «МЭФ-Аудит», считает, что данную ситуацию необходимо рассматривать в двух разрезах. «С одной стороны, твердые гарантии от КНДР в любом случае надо воспринимать в кавычках, так как есть вялотекущий двусторонний конфликт, с другой — данный конфликт совершенно не мешал КНДР получать помощь от той же Южной Кореи, да и других "противников" социалистического режима, — отмечает он. — Азиатская ментальность очень хорошо воспринимает экономическую логику. Об этом говорил и гендиректор ООО "Когаз-Восток" Ли Чан Сон: "Легкие деньги от транзита могут сделать Северную Корею более сговорчивой"».

Несомненно, для «Газпрома» риски присутствуют, полагает аналитик, но при этом и возможности российской дипломатии для снятия этих рисков существенны. «Кроме этого, между Россией и КНДР существует соглашение о взаимной защите капиталовложений. Очевидно, что у КНДР возможности для инвестиций в "трубу" отсутствуют, по этой логике инфраструктура останется за "Газпромом" и, таким образом, будет защищена юридически. Так что в целом риски "Газпрома" не так уж велики», — уверен он.

По предварительной информации о затратах в проект (2,5 млрд долларов на участок 700 км по Северной Корее), аналитик считает их разумными. «В результате реализации "дорожной карты" доля "Газпрома" на южнокорейском рынке вырастет до 29% — за это стоит побороться. Да и КНДР российский газ нужен не в меньшей степени, — говорит Дмитрий Трофимов. — Физические объемы газа по трубе будут значительно превышать поставки СПГ, даже с учетом выхода завода на полную мощность. Нельзя забывать и о косвенном эффекте успешной реализации проекта — притоке инвестиций в другие отрасли России. Например, корейцы подписали соглашение об инвестициях в развитие угольной генерации (5 ТЭЦ по 200 МВт) регионов Северного Кавказа, а они мировые лидеры в этом направлении — сжигание угля на 90%».

Советник консалтинговой компании «Лигерион групп» Мария Коноплева согласна с тем, что гарантии от КНДР на сегодняшний день, конечно, возможны на бумаге, однако в любом случае надеяться на безусловное их исполнение от страны при текущем политическом режиме вряд ли возможно. «Наиболее вероятно действительно выглядит сценарий, когда главная российская компания будет продавать газ Южной Корее непосредственно на ее границе. Однако и в этом случае риски у монополии сохраняются, — считает она. — Во-первых, согласовать гарантии от третьей стороны, например крупных банков, в отношении КНДР вряд ли удастся. Во-вторых, стоит еще раз вспомнить сложности с транзитом на территории Украины в январе 2009 года. При этом аналогичный вариант развития событий на территории КНДР в силу политической обстановки с южным соседом выглядит вполне реальным».

Тем не менее, полагает аналитик, возможно, что неудавшийся опыт на Украине по созданию международного газового консорциума, который предлагал российский премьер, будет, несмотря на суверенные риски, успешно применен в данной ситуации. «Дело в том, что вопросы эти как раз не менее экономические, чем политические. При согласовании условий контракта, в который сейчас уперлись представители концернов, один из важнейших моментов — экономика поставки, а если предметно — вопрос невыборки объемов, — говорит она. — Проект трубопровода рассчитан на 10 млрд кубов в год, а у Кореи могут быть сложности по стопроцентной выборке объемов с самого начала контракта. В этом случае "Газпром" будет стараться заложить принцип take or pay (то есть установить объем, который будет оплачен в любом случае), а Kogas будет стараться от него уйти. И здесь в качестве инструмента переговорного давления корейскими коллегами могут быть использованы как раз нерешенные вопросы о безопасности транзита. Но беспокоиться за российского экспортера в этом случае вряд ли придется — скорее всего, изначально он будет рассматривать региональный спрос (например, для Северной Кореи) при оценке технико-экономической привлекательности проекта».

Управляющий фондом «Финам нефтегаз» Роман Беседовский тоже считает, что добиться твердых гарантий от КНДР будет достаточно сложно. «Во-первых, по причине своеобразного характера принятия решений руководством этой страны. Во-вторых, даже если нынешнее политическое руководство будет полностью выполнять свои обязательства перед Россией (в обмен на дешевый российский газ), это не снимает с повестки дня рисков революционной смены режима, как мы это видели в случае с рядом арабских государств. В данной же связи "Газпрому" брать на себя гарантии поставок газа будет крайне проблематично», — говорит он.

Негарантированная труба | Публикации | Лигерион Групп

Возврат к списку Наверх ↑

Поиск по категориям

Поиск по ключевым словам

Подписка на новости

Хотите получать свежие новости и оставаться в курсе важных событий?

Подпишитесь сейчас и получайте важную информацию первыми!
* Обязательные поля

Присоединяйтесь к нам!


Главная | Карта сайта | Контакты | Положения и условия | Обратная связь © COPYRIGHT 2007-2014 ГРУППА ЛИГЕРИОН, ВСЕ ПРАВА ЗАЩИЩЕНЫ